Интервью с Михаилом Некрасовым, генеральным директором и председателем Правления биофармацевтической компании «НАНОЛЕК»

Advantix Pharma проводит серию интервью с топ-менеджерами ведущих фармацевтических компаний по итогам 2020 года и планам на 2021 год. Наталья Баева, директор фармацевтических проектов Advantix Pharma, встретилась с генеральным директором и председателем Правления биофармацевтической компании «НАНОЛЕК» Михаилом Некрасовым.

Михаил Сергеевич, 2020 год стал для всех компаний годом вызовов и изменений. С какими вызовами столкнулась Ваша компания и какие изменения потребовались, чтобы успешно с ними справиться?

В ситуации пандемии, с которой все столкнулись впервые, всем пришлось на ходу перестраиваться и принимать нестандартные решения. Важно было не растеряться и организовать деятельность таким образом, чтобы не допустить остановки производства. В первую волну, когда все ушли на карантин, фармацевтическая отрасль должна была продолжать работать и выпускать лекарственные препараты, потому что без них было не обойтись. Нам нужно было быстро внедрить противоэпидемиологические меры. Понимая все риски возможного заражения коронавирусом для коллектива, особенно для производственного звена, работу которого мы не могли остановить, мы внедрили все меры профилактики для персонала, включая ношение защитных масок, санобработку рук, соблюдение дистанции. Нам очень помогло то, что сотрудники фармацевтического производства обучены работать в масках и дезинфицировать руки. Служба качества всегда следит за соблюдением необходимых мер, предусмотренных правилами GMP. Тем не менее мы были вынуждены объяснить сотрудникам, что нужно продолжать работу, и не встретили сопротивления с их стороны. Врачи были в то время на переднем крае борьбы, и мы, поддерживая их, продолжали работу по выпуску высокоэффективных лекарственных препаратов.

Подведя предварительные итоги года, мы увидели, что наше производство не только не снизилось, нам удалось его нарастить. В этом большая заслуга коллектива, который несмотря ни на какие трудности, сумел в сложной ситуации обеспечить производство и перевыполнение планов. Хочу отметить важную роль команды и командного духа – это всегда видно по результатам, работа команды всегда проверяется в сложных ситуациях. У нас команда есть, и мы этому рады.

Производство каких лекарственных препаратов Вы были вынуждены нарастить в прошлом году?

Изначально мы не планировали производить препараты, которые используют для лечения коронавирусной инфекции, но все-таки, понимая, что образовался резкий дефицит таких препаратов, мы выпустили препарат Гидроксихлорохин. Мы были в числе предприятий, которые способны его производить, и в короткие сроки смогли наладить его производство – в течение 2 месяцев дефицит препарата был устранен.

Мы как компания, которая нацелена на вакцинный рынок, сразу же приступили к разработке своего варианта противокоронавирусной вакцины и продвинулись в этом направлении: у нас есть промежуточные результаты. Конечно, мы признаем, что российские научные институты, у которых большой опыт и потенциал, сработали более эффективно – на сегодняшний день есть 2 зарегистрированные вакцины и третья на подходе. Мы радуемся за наших коллег и их успехи.

В числе конкретных успехов нашей компании можно отметить работу с компанией ЭФФЕРОН, которая производит колонки для гемосорбции. Мы начали этот бизнес практически с нуля и с радостью отмечаем прогресс, востребованность этой процедуры, благодаря чему мы мощно нарастили их производство. Мы приступили к разработке как субстанции, так и готовой лекарственной формы Фавипиравира. Сейчас на рынке есть 5 компаний, которые его предлагают, и мы надеемся в ближайшее время к ним присоединиться. Мы занимались и тест-полосками. Мы не остались в стороне от проблем, с которыми столкнулось государство в обеспечении больных коронавирусом.

Вопрос заключался в том, как может отрасль быстро наладить эффективное производство тех или иных лекарственных препаратов. Вся отрасль откликнулась на этот вызов, и мы были в числе тех, кто не остался в стороне.

Как сейчас организованы производственные процессы в компании? Стали ли защитные меры, которые в 2020 году внедрялись как часть мер по борьбе с коронавирусом, обычной практикой?

Наше производство находится в Кировской области. На производстве у нас работает 700 человек, в московском офисе 50-70 человек. Меры профилактики на производстве и в офисе различаются. В Москве у нас нет жесткого масочного режима, а на производстве масочный режим сохраняется. Меры по дезинфекции и соблюдению дистанции одинаковые для обеих локаций. Мы понимаем, что на производстве нужен более жесткий режим, поскольку по опыту первой полны пандемии мы поняли, что офисных сотрудников можно перевести на удаленную работу, а с производством это невозможно. Для нас было важно сохранить коллектив и обеспечить производственный процесс. Уровень заболеваемости по прошлому году был около 12%, это очень низкая цифра.

Сейчас в России расширяются масштабы программы вакцинирования против коронавируса, какой политики придерживается Ваша компания?

Стратегическое направление нашей компании – рынок вакцин, в том числе детских. На протяжении многих лет мы сталкиваемся с негативным отношением части населения к вакцинации в целом. Моя позиция четкая, я врач по образованию и убежден, что вакцинация – это большой плюс и ее нужно проводить. Почему сохраняется недоверие к вакцинам? Приведу пример Италии. Она приняла закон о всеобщей обязательной вакцинации против кори. Почему? Потому что начались вспышки. Я считаю, что в вопросе вакцинации против детских заболеваний даже нечего обсуждать, эта мера необходима.

Вопрос вакцинации против коронавирусной инфекции лежит немного в другой плоскости. Например, человек занимается спортом, ведет здоровый образ жизни, и шанс заразиться тем же гриппом у него минимальный. Он может обойтись без вакцины. Если у человека работа связана с необходимостью часто контактировать с людьми – это может быть сфера торговли или медицины, то профилактика гриппа напрашивается сама собой. Необходимость вакцинации против сезонных заболеваний зависит от вашего образа жизни. Вернемся к коронавирусной инфекции. Ее можно сравнивать с гриппом, но 10% населения гибнет, и это факт. Вирус не до конца изучен и непредсказуем. Каждый вправе решать сам – надо ему вакцинироваться от коронавируса или нет. Если спросят меня, я скажу – надо. При создании вакцины Спутник V использован генно-инженерный подход, который безопасен для человека. Мой призыв к руководителям – показать пример коллективу. В нашей компании и руководители, и ведущие менеджеры привились от коронавируса.

Еще один шаг, который мы предприняли – решили за счет предприятия протестировать всех сотрудников на наличие антител и закупили тест-системы. Это позволит нам выявить сотрудников, которые, возможно, переболели в легкой форме и которым вакцинироваться не нужно.

2020 год войдет в историю как год побед для каждой компании. Неординарные вызовы – нестандартные решения. Расскажите о самом ярком проекте, который реализовала ваша компания в прошлом году. Как он повлияет на дальнейшее развитие компании?

Я уже упоминал проект сорбционных колонок ЭФФЕРОН, которые показали свою эффективность при борьбе с коронавирусной инфекцией. Для нас это прорыв. И мы чувствуем удовлетворение от того, что они сыграли свою роль в борьбе с заболеванием.

2020 год поставил всех в такие условия, когда надо было очень быстро учиться и развивать новые навыки. Чему научилась Ваша компания в прошлом году?

Экстремальные ситуации порождают сплоченность, проверяют команды и бизнес на прочность. Сложная ситуация ведет к тому, что коллектив реагирует на правильность принятия решений и это, в свою очередь, определяет эффективность бизнеса. Успех компании зависит от выстроенного взаимодействия внутри структуры – коллектив следует примеру руководства, тому, как быстро и эффективно отвечать на вызовы.

Удивительным, в том числе и лично для меня, стало то, что пандемия, режим изоляции и переход на работу в онлайн-режиме не снизили эффективность нашей работы, а в чем-то даже повысили. Появилась экономия времени, благодаря отсутствию необходимости ездить в офис и на различные встречи и мероприятия.

Сохранится ли в НАНОЛЕКЕ практика удаленной работы и в какой степени?

Мы удаленную работу оставляем. Компания у нас молодая и быстрорастущая, количество сотрудников постоянно увеличивается. До пандемии мы столкнулись с необходимостью расширения офиса, а сейчас этот вопрос потерял актуальность. Мы на практике обнаружили, что если одно рабочее место использовать поочередно двумя сотрудниками в течение недели, то производительность при этом не падает. Скорее всего мы оставим такой режим работы.

2020-й стал годом, который потребовал от фармацевтических компаний ускорения процессов диджитал трансформации. Можете выделить какой-то проект, который стал значимым для Вашей компании?

Мы успешно стартовали с маркировкой. Но еще более важным для нашей компании стало внедрение системы LIMS LabWare. Служба качества у нас составляет треть всего производственного коллектива, а работа по выпуску лекарственных препаратов высокого качества требует много рутинной бумажной работы. Внедрение системы LIMS LabWare позволила нам автоматизировать эти процессы и минимизировать человеческий фактор. Нам удалось вывести процесс контроля качества на уровень системы, где ручного труда практически не остается. Мы долго и сознательно к этому шли и затратили на это значительные средства, потому что уделяем огромное внимание качеству на нашем предприятии.

Есть ли какие-то опасения, связанные с программой маркировки?

Отношение к программе маркировки неоднозначное. Если посмотреть на опыт западных стран, они внедряли эту программу десятилетиями. Любой такой процесс является чувствительной зоной, потому что малейший сбой в цепочке ведет к «оголению» рынка. У нас внедрение идет, но правительство частично откладывает процесс, потому что для окончательного внедрения нужен продолжительный период. Прежде чем окончательно внедрять такую систему, надо проверить, вся ли цепочка к этому готова и предусмотреть возможные сбои.

Пока процесс внедрения маркировки меня удовлетворяет, потому что правительство слышит заявления отрасли, это способствует постепенной реализации программы. Мы прошли большой путь. С точки зрения технического оснащения предприятия все сделано, остается вопрос готовности цепочки прохождения препарата от предприятия до пациента. Мы уже сталкивались с тем, что где-то система не сработала, и регулятор быстро среагировал. Было принято решение, что продолжаем маркировать, и, если где-то происходит сбой, препарат не возвращается на предприятие, а продолжает свой путь, и уже в процессе его прохождения по цепочке этот сбой устраняется.

У меня нет сомнения в том, что маркировку надо вводить, но делать это нужно не одним днем, а постепенно. В 2021 году мы отработаем все сбои, исключать их нельзя, потому что это технически сложный процесс. Главное – делать это спокойно и без паники.

Какие приоритеты стоят перед компанией «НАНОЛЕК» в 2021 году?

В этом году нашей компании исполняется 10 лет. В последние годы компания растет на 30-40% в год. Мы провели несколько стратегических сессий по вопросам того, как компания должна развиваться в следующие 5 лет. Растущие компании после бурного роста обычно выходят на плато, когда рост останавливается. Мы заранее задумались над вопросом: как сохранить рост компании. Мы наметили программу дальнейшего развития, параметры, которых хотим достичь, и думаем, что можем с таким же успехом развиваться и дальше.

Планируете ли осваивать какие-то новые области для сохранения роста компании?

Основным направлением у нас останется вакцинное производство. Мы создали отдельный дивизион и собрали туда самых опытных профессиональных менеджеров, которые уже предложили программу развития этого бизнес-юнита. Мы создаем собственный участок R&D [исследований и разработок], который будет работать на постоянной основе, и мы будем уделять этому направлению большое внимание. Только создание собственных оригинальных препаратов и платформ для новых вакцин определяет успех компании на будущее.

Мы понимаем, что рано или поздно в календарь прививок будут внесены вакцины против ветрянки и ротавирусной инфекции, и мы в этом направлении уже работаем.

Мы будем второй компанией, которая выведет на рынок вакцину против пневмококковой инфекции, сегодня она полностью завозится из-за рубежа. Мы постараемся создать для нее полный цикл. Мы планируем выпускать многокомпонентные вакцины, в том числе сейчас вместе с Sanofi мы первыми на рынке наладили выпуск пятикомпонентной вакцины.

Сегодня государство, пройдя путь борьбы с пандемией, предпринимает усилия, чтобы развернуть большие мощности в сфере биотехнологий. Мы столкнулись с тем, что вакцину против коронавируса нужно не только быстро изготовить, ее еще нужно и быстро произвести, для чего нужны мощности. Все это понимают, и программа иммунопрофилактики до 2035 года подразумевает развитие этого направления. Мы тоже готовы это делать. Наши амбициозные планы включают вложение в ближайшие 7-10 лет более 10 миллиардов рублей в развитие биотехнологий и вакцинного направления нашей компании.

Какие регуляторные изменения окажут заметное влияние на фармацевтический рынок России в целом и Вашу компанию в частности в 2021 году? Каковы Ваши опасения и надежды?

Программа иммунопрофилактики до 2035 года, которую уже приняли, это большой позитив для нашей компании и всей отрасли. Мы успешно прошли целевую программу Фарма–2020, и сейчас мы ожидаем документ, в создании которого принимали активное участие, – целевую программу Фарма–2030, в котором больший упор сделан на развитие биотехнологичсекого сектора фармацевтической отрасли. Принятие этой программы ожидается в первой половине года.

Новая реальность требует новых подходов от руководителей компаний. Нарисуйте образ лидера новой реальности, какие навыки будут самыми ценными в изменившихся условиях?

Я уже упоминал важность командной работы. В одиночку без поддержки команды руководитель ничего не сделает. Испытания пандемией показали, что наша компания сильна своей командой, которой по плечу задачи любой сложности. Сейчас отношение к руководителям меняется. По итогам стратегических сессий мы решили делать акцент на ответственности и профессиональной работе каждого руководителя. Каждый руководитель должен суметь самостоятельно организовать эффективную работу по своему направлению. Важно, чтобы руководитель мыслил нестандартно, умел контактировать с коллективом и быть частью процесса. Общение и нахождение в общем коммуникационном поле позволяет решать все задачи быстрее и эффективнее.